Все книги онлайн!
  ВсеКниги.ru / Приключения / Ж. Верн / Дунайский лоцман

   НА СОРЕВНОВАНИИ В ЗИГМАРИНГЕНЕ
   В этот день, в субботу 5 августа 1876 года, шумная  многочисленная  толпа
наполняла кабачок под вывеской "Свидание рыболовов". Песни,  звон  стаканов,
аплодисменты, возгласы смешивались в ужасающий шум, среди которого время  от
времени выделялись крики "хох!", выражавшие радость,  дошедшую  до  предела.
Окошки кабачка выходили прямо на Дунай, у окраины очаровательного маленького
городка   Зигмарингена,   столицы   прусского    владения    Гогенцоллернов,
расположенного почти у истоков великой реки Центральной Европы.
   Прочитав вывеску, начертанную красивыми готическими буквами  над  входной
дверью, в кабачок входили члены "Дунайской  лиги",  международного  общества
рыболовов, принадлежавших различным прибрежным  нациям.  Не  бывает  веселых
сборищ без знатной выпивки. Итак, там пили отличное мюнхенское пиво и доброе
венгерское вино полными кружками  и  полными  стаканами.  Там  курили,  и  в
большой зале было темно от ароматного дыма, который выбрасывала  без  устали
длинные трубки. Если собеседники не видели друг друга,  то  они  друг  друга
слышали, по крайней мере те, кто не был  глух.  Спокойные  и  молчаливые  за
делом, рыболовы-удильщики становятся самыми шумными людьми на  свете,  когда
откладывают в сторону свои принадлежности. В рассказах  о  великих  подвигах
они не уступают охотником, а этим уже  немало  сказано.  Дело  шло  к  концу
весьма  существенного  завтрака,  который   собрал   вокруг   столов   сотню
приглашенных рыцарей удилища,  ярых  приверженцев  воды,  фанатиков  крючка.
Утренние подвиги, без сомнения,  иссушили  их  глотки,  судя  по  количеству
бутылок,  появившихся  за  десертом.  Потом  пришла  очередь  многочисленных
ликеров, которыми эти люди решили заменить кофе.
   Пробило три часа после полудня, когда приглашенные покинули стол.  Говоря
по правде, некоторые из них пошатывались и совсем не могли идти  без  помощи
соседей. Но большая часть крепко держалась на ногах, как твердые  и  храбрые
завсегдатаи долгих  священных  заседаний,  которые  ежегодно  возобновлялись
несколько раз по случаю соревнования "Дунайской лиги".
   Слава этих, превращенных в праздники, частых соревнований была велика  на
всем протяжении  знаменитой  реки,  желтой,  а  не  голубой,  как  поется  в
известном  вальсе  Штрауса.  Соперники  стекались  на  них   из   герцогства
Баденского, из Вюртемберга, Баварии, Австрии, Венгрии, из Румынии, Сербии  и
даже из турецких провинций Болгарии и Бессарабии.
   Общество  существовало  уже  пять  лет.   Прекрасно   управляемое   своим
президентом, венгерцем Миклеско, оно процветало. Его  возрастающие  средства
позволяли предлагать  значительные  призы  на  соревнованиях,  и  его  знамя
блистало многочисленными медалями, завоеванными в упорной борьбе  с  другими
рыболовными обществами. Комитет его директоров, хорошо знакомый с законами о
рыбной ловле на реках, поддерживал единомышленников то  против  государства,
то  против  частных  лиц  и  защищал  их  права  и   привилегии   с   особой
настойчивостью,  можно  сказать,  с   особым   профессиональным   упорством,
свойственным  тем  двуногим,  которых  стоит  выделить   в   особый   разряд
человечества за склонность к рыбной ловле на удочку.
   Соревнование, которое только что состоялось, было вторым в 1876  году.  В
пять часов утра конкуренты покинули городок  и  собрались  на  левом  берегу
Дуная чуть пониже Зигмарингена. Они были в форме Общества:  короткая  блуза,
не  стеснявшая  движений,  панталоны,  заправленные  в  сапоги  на   толстых
подошвах, фуражка с большим козырьком. Само собой  разумеется,  они  владели
полным набором различных орудий,  перечисленных  в  "Руководстве  рыболова":
удилищами,  подсачками,  лесками,  упакованными   в   замшевые   чехольчики,
поплавками, глубомерами, свинцовыми  дробинками  всевозможных  размеров  для
грузил, искусственными мушками, шнурками, флорентийской жилкой.  Ловля  была
свободной в том смысле, что всякая пойманная  рыба  шла  в  счет,  и  каждый
рыболов мог прикармливать ее, как заблагорассудится.
   Когда пробило шесть часов,  девяносто  семь  соперников  заняли  места  с
удочками в руках,  готовые  забросить  крючки.  Труба  проиграла  сигнал,  и
девяносто семь лесок одновременно взвились над рекой.
   На конкурсе было объявлено несколько призов; два первые, по сто  флоринов
каждый, назначались тому рыболову, который поймает самое большое  количество
рыбы, и. тому, кто изловит самый большой экземпляр.
на главную                               дальше                               купить книгу