Все книги онлайн!
  ВсеКниги.ru / Приключения / Ж. Верн / Пять недель на воздушном шаре

     - Попросите пожаловать сюда доктора Фергюссона,- распорядился сэр
Френсис М...
     И Самуэль Фергюссон,  нисколько не смущаясь, вошел в зал под гром
рукоплесканий.  Это  был  мужчина  лет  сорока,   среднего   роста   и
обыкновенного сложения.  Лицо у него было бесстрастное,  с правильными
чертами и румяное - признак сангвинического темперамента. Крупный нос,
напоминавший нос корабля,- какой и должен быть у человека,  рожденного
делать открытия. Добрые глаза, в которых светилась отвага и еще больше
ум,  придавали  особую  привлекательность  этому  лицу.  Руки его были
несколько длинные, уверенная поступь изобличала хорошего ходока.
     Весь облик  доктора дышал таким спокойствием и серьезностью,  что
при виде его и в голову не могла прийти  мысль  о  мистификации,  даже
самой невинной.
     Поэтому крики "ура" и аплодисменты  замолкли  лишь  тогда,  когда
доктор   Фергюссон  любезным  жестом  попросил  дать  ему  возможность
говорить.  Он направился к приготовленному для него креслу; став подле
него,  он  устремил  на  собрание  энергичный  взгляд,  поднял  к небу
указательный палец правой руки и произнес всего одно слово:
     - Exscelsior! (1)
     Нет, никогда неожиданные парламентские запросы  господ  Брайта  и
Кобдена или выступления лорда Пальмерстона с требованиями чрезвычайных
ассигнований для укрепления скалистых берегов Англии не  имели  такого
бурного  успеха,  как  это  брошенное доктором Фергюссоном слово.  Оно
совершенно,  затмило и самый доклад сэра Френсиса М...  Доктор показал
себя человеком одновременно великим,  скромным и осторожным.  Все дело
он умудрился охарактеризовать единым словом: "Exscelsior".
     Старый капитан, сразу перешедший на сторону этого необыкновенного
человека,  немедленно   потребовал,   чтобы   речь   Фергюссона   была
"полностью"   напечатана   в  "Известиях  Лондонского  географического
общества".
     Но кто  же  был  этот доктор Фергюссон и какому делу собирался он
себя посвятить?
     Отец молодого  Фергюссона,  честный капитан английского флота,  с
самого раннего возраста приучил сына к опасностям и приключениям своей
профессии.  Славный мальчик, по-видимому никогда не знавший, что такое
страх,  рано  проявил  живой  ум,  исследовательские   способности   и
удивительную  склонность  к  научной  работе;  кроме того,  он обладал
редким умением выходить из затруднительных положений. Ничто никогда не
ставило его в тупик:  даже когда он впервые взял в руку вилку, и то он
не растерялся, как это бывает обыкновенно с детьми. Рано пристрастился
он  к,  чтению  книг  о  смелых  похождениях  и  морских  экспедициях,
возбуждавших его фантазию.  С страстным интересом изучал он  открытия,
ознаменовавшие первую половину девятнадцатого века.  Он мечтал о славе
Мунго Парка,  Брюса,  Кайе,  Левайяна и,  наверное,  не мог немного не
помечтать  о  славе  Селькирка  -  прообраза  Робинзона  Крузо,  - она
казалась ему  не  менее  заманчивой.  Сколько  чудесных  часов  провел
мальчик с Селькирком на его острове Хуан Фернандес! Юный Самуэль порой
одобрял действия одинокого матроса,  порой не соглашался с его планами
и проектами. Ему казалось, что на его месте он поступил бы иначе, быть
может лучше,  и во всяком случае - не хуже! Но уж, наверно, он никогда
не  покинул бы этого благодатного острова,  где Робинзон был счастлив,
как  король  без  подданных.  Никогда!  Даже  если  бы  ему,  Самуэлю,
предложили стать первым лордом Адмиралтейства!
     Можно представить себе,  как развились все эти наклонности в пору
его  молодости,  среди  приключений,  пережитых во всех частях земного
шара! Отец его, будучи сам образованным человеком, не преминул развить
живой  ум сына серьезным изучением гидрографии,  физики,  механики,  а
также познакомил его с основами ботаники, медицины, астрономии.
на главную                               дальше                               купить книгу