Все книги онлайн!
  ВсеКниги.ru / Приключения / А. Дюма / Черный тюльпан

   Великий пенсионарий преклонился перед волей сограждан; но Корнель  де
Витт проявил больше упорства и, несмотря на угрозы  смертью  со  стороны
оранжистских толп, осаждавших его дома в Дордрехте, отказался  подписать
восстанавливавший штатгальтерство акт. Только мольбы и рыдания жены зас-
тавили его, наконец, поставить свою подпись под этим актом, но к подписи
он прибавил две буквы: V.С. - то есть vi coactus - "вынужденный силой".
   И только чудом он спасся в этот день от своих врагов.
   Что касается Яна де Витта, то и он ничего не  выиграл  от  того,  что
быстрее и легче склонился перед волей сограждан. Спустя  несколько  дней
после этого события на него было  произведено  покушение,  -  пронзенный
несколькими ударами кинжала, он все же не умер от ран.
   Эго не удовлетворило оранжистов. Жизнь обоих братьев была  постоянной
преградой их замыслам. Они изменили свою тактику и пытались достичь кле-
ветой того, чего не могли выполнить при помощи  кинжала,  рассчитывая  в
любой момент, когда будет нужно, вернуться к первой своей тактике.
   Не всегда случается, чтобы для выполнения великого исторического дела
появлялся столь же великий деятель. Когда же такое  совпадение  происхо-
дит, история тотчас же отмечает имя такого деятеля, чтобы им могли  вос-
хищаться потомки.
   Но когда сам черт вмешивается в людские дела,  чтобы  погубить  како-
го-нибудь человека или целое государство, редко бывает, чтобы у него под
рукой не оказалось подлеца, которому достаточно шепнуть на ухо одно сло-
во - и он тотчас же примется за работу.
   Таким подлецом, в данных обстоятельствах оказавшимся весьма  подходя-
щей для черта личностью, явился, как мы уже, кажется, говорили, Тикелар,
по профессии врач.
   Он заявил, что Корнель де Витт, возмущенный отменой  эдикта  о  штат-
гальтерстве, что он, впрочем, доказал припиской к своей подписи, и восп-
ламененный ненавистью к Вильгельму Оранскому, подговорил убийцу  освобо-
дить республику от нового штатгальтера и что этим убийцей  является  он,
Тикелар. Однако при одной лишь мысли  о  данном  ему  поручении  он  по-
чувствовал такое угрызение совести, что предпочел лучше разоблачить пре-
ступление, чем его совершить.
   Можно себе представить, какое возмущение охватило оранжистов при  из-
вестии о заговоре. 16 августа 1672 года Корнель был  арестован  в  своем
доме, и его подвергли в Бюйтенгофской тюрьме пытке, чтобы вырвать у него
признание в заговоре против Вильгельма.
   Но Корнель был не только выдающимся умом, - он  был  также  человеком
великого мужества. Он принадлежал к той породе  людей,  которые  преданы
своим политическим убеждениям так, как их деды преданы были вере,  кото-
рые улыбаются под пыткой; и в то время, как его терзали, он декламировал
твердым голосом, скандируя размер, первую строфу оды Горация  Yustum  et
tenacem, - ни в чем не признался и не только измотал палачей, но и поко-
лебал их фанатическую уверенность в своей правоте.
   Тем не менее судьи не предъявили Тикелару никакого обвинения, а  Кор-
неля де Витта лишили всех должностей и званий и  приговорили  к  вечному
изгнанию из пределов республики.
   При первых же слухах о возведенных на брата обвинениях Ян де Витт от-
казался от своей должности великого пенсионария. А  Вильгельм  Оранский,
стараясь, впрочем, несколько ускорить события,  поджидал,  чтобы  народ,
идолом которого он являлся в  то  время,  сложил  ему  из  трупов  обоих
братьев две ступеньки, необходимые ему для того, чтобы  взойти  к  месту
штатгальтера.
   Итак, 20 августа 1672 года, как мы уже сказали в начале  этой  главы,
все население города стекалось к Бюйтенгофу,  чтобы  присутствовать  при
выходе из тюрьмы Корнеля де Витта, отправлявшегося в изгнание. Всем  хо-
телось увидеть, какие следы оставила пытка на благородном теле этого че-
ловека, который так хорошо знал Горация.
   Поспешим добавить, что не вся масса, стекавшаяся к Бюйтенгофу,  стре-
милась туда с безобидной целью присутствовать на необычном зрелище; мно-
гие из толпы хотели сыграть при этом активную роль или,  вернее,  высту-
пить в роли, которая, по их мнению, была раньше плохо сыграна.
   Мы имеем в виду роль палача.
на главную                               дальше                               купить книгу