Все книги онлайн!
  ВсеКниги.ru / Приключения / А. Дюма / Королева Марго

   Эти слова разнеслись из Лувра по городу,  очень  обрадовали  гугенотов  и
заставили серьезно задуматься католиков, втихомолку спрашивавших друг друга,
предает их король на самом деле или  разыгрывает  комедию,  которая  в  один
прекрасный день или прекрасную ночь обретет неожиданную развязку.
   И уж совершенно непостижимым было отношение Карла IX к адмиралу  Колиньи,
который в течение пяти или шести  лет  вел  с  королем  ожесточенную  войну;
король,  назначивший  пятьдесят  тысяч  экю  золотом  в  награду  за  голову
адмирала, теперь  чуть  не  клялся  его  именем,  называл  его  отцом  и  во
всеуслышание  заявлял,  что  именно   его   назначит   главнокомандующим   в
предстоящей войне; сама Екатерина Медичи, до сих пор направлявшая  действия,
волю чуть ля не желания молодого монарха, встревожилась, и не без причины: в
порыве откровенности Карл IX сказал адмиралу о Фландрской войне:
   - Отец, тут есть еще одно обстоятельство, которое требует, чтобы мы  были
очень осторожны: ведь вы знаете что королева-мать всюду сует свой нос, но об
этом деле она пока ничего не знает, поэтому мы должны все держать  в  тайне,
чтобы королева ни о чем и не подозревала, а то  она  со  своей  сварливостью
испортит наше дело.
   При всем своем уме и опытности Колиньи все же не мог полностью скрыть  от
других, как безгранично доверяет ему король; и хотя в  Париж  он  приехал  с
серьезными  подозрениями,  и  хотя,  когда  он  выезжал  из  Шатийона,  одна
крестьянка умоляла его на коленях: "Добрый наш господин, не езди ты в Париж;
и тебя и всех, кто поедет с тобой, там убьют!", мало-помалу  эти  подозрения
растаяли и в его сердце и в сердце его зятя де Телиньи,  к  которому  король
проявлял самые дружеские чувства, называл  его  братом,  как  называл  отцом
адмирала, и говорил ему "ты", а говорил он "ты" только самым  близким  своим
друзьям.
   Таким  образом,  все  гугеноты,  за  исключением  нескольких  угрюмых   и
недоверчивых личностей, совершенно успокоились: смерть  королевы  Наваррской
объяснили воспалением легких, и просторные залы Лувра заполнили мужественные
гугеноты, которым брак их юного вождя Генриха сулил  совершенно  неожиданный
счастливый поворот судьбы. Адмирал Колиньи, Ларошфуко, принц  Конде-сын,  де
Телиньи - словом, все вожди партии торжествовали, видя, какой  огромный  вес
приобретали в Лувре и как радушно были  приняты  в  Париже  те  самые  люди,
которых три месяца назад король Карл и королева Екатерина собирались  вешать
на виселицах ловыше, чем виселицы для простых убийц. Одного  только  маршала
де Монморанси напрасно стали бы искать среди его собратьев: никакие обещания
не могли соблазнить его, никакая видимость - обмануть, и он удалился в  свой
замок  Иль-Адан,  извиняя  свое  затворничество  скорбью  о   гибели   отца,
коннетабля Анна де Монморанси, которого застрелил из пистолета Роберт Стюарт
в битве при Сен-Дени. Но так как  с  тех  пор  прошло  больше  трех  лет,  а
чувствительность не принадлежала  к  числу  добродетелей  того  времени,  то
каждый  Думал  об  атом  чрезмерно  продолжительном  трауре  все,  что   ему
заблагорассудится.
   К тому же, по всей видимости, маршал де Монморанси ошибался: и король,  и
королева, и  герцог  Анжуйский,  и  герцог  Алансонский  с  великим  почетом
принимали гостей на королевском празднестве.
   Герцог Анжуйский выслушивал от самих гугенотов вполне  заслуженные  хвалы
за битвы при Жарнаке и  Монконтуре,  которые  он  выиграл,  будучи  неполных
восемнадцати лет от роду, - выиграл раньше, чем начали  побеждать  Цезарь  и
Александр Македонский,  с  которыми  его  сравнивали,  отдавая,  само  собой
разумеется, пальму первенства ему, а не  победителям  при  Иссе  и  Фарсале;
герцог Алансонский посматривал на  все  это  глазами  ласковыми  и  лживыми;
королева Екатерина сияла от радости и с  приторной  любезностью  поздравляла
Генриха Конде  с  его  недавней  женитьбой  на  Марии  Клевской;  даже  Гизы
улыбались страшным врагам их рода, и герцог Майеннский обсуждал с Таванном и
адмиралом Колиньи предстоящую войну с Филиппом II, о  которой  в  это  время
разговоров было больше, чем когда бы то ни было.
на главную                               дальше                               купить книгу